Меню

Новое антиэкстремистское законодательство сделает абсолютным контроль над СМИ

Москва, Апрель 11 (Новый Регион, Алексей Усов) – Генпрокуратура предложила ввести дополнительные способы контроля за публикациями СМИ. Если Госдума примет пакет антиэкстремистских поправок, то СМИ будут обязаны публиковать любые опровержения чиновников, провайдеров заставят закрывать доступ к экстремистским сайтам, религиозным организациям придется предоставлять в правоохранительные органы информацию о своей истории и программных установках. Для признания материала в СМИ или на сайте экстремистским достаточно будет мнения прокурора. По мнению экспертов, такими мерами под видом «борьбы с экстремизмом» власть собирается бороться с любыми неудобными формами оппозиции – от политических организаций до сообществ обманутых дольщиков.

Генпрокуратура подготовила проект поправок, направленных на борьбу с экстремизмом. Как сообщает GZT.ru, накануне, во время обсуждения комитетом Госдумы по безопасности просьбы руководства Киргизии разобраться с убийствами «нерусских», подборка документов «как бы случайно» оказалась в портфеле комитета.

Законопроектом предлагается внести поправки в несколько законов – о СМИ, КоАП, «О противодействии экстремистской деятельности» и «О свободе совести и религиозных объединениях». Поправки ужесточают контроль за тем, чтобы в Интернете и в религиозных учебных программах не было экстремистских положений, а опубликованные в СМИ материалы такого характера прокуратура и другие госорганы могли было бы быстро опровергать, не обращаясь в суд.

Предлагается ввести ответственность СМИ за отказ от опубликования опровержения по представлению органов госвласти и местного самоуправления. Раньше норма касалась только публикаций, порочащих честь и достоинство граждан, теперь она распространяется на любую информацию, которую чиновники посчитают ложной. Это кардинально меняет законодательство, приводит газета «Ведомости» мнение генсека Союза журналистов России Игоря Яковенко: обязанность печатать любое опровержение за подписью чиновника означает подчиненное отношение. В Словакии схожие нововведения вызвали правительственный кризис, отмечает издание.

Также предлагается публиковать в интернете и СМИ перечень объединений, которым вынесены предупреждения (сейчас это касается тех, чья деятельность приостановлена). Кроме того, предлагается ввести штраф за распространение экстремистских материалов (сейчас – только за массовое распространение).

Если сейчас информационный материал может быть признан судом экстремистским по представлению прокурора (а оно требует доказательной базы), то впредь будет достаточно обычного заявления прокурора.

Затем принимается решение о прекращении к нему доступа, а при неоднократной публикации – о блокировке сайта. В течение месяца со дня опубликования списка провайдеры должны ограничить доступ к ресурсу на всей территории России – по образцу китайских запретительных практик.

В отношении интернет-материалов поправки предусматривают радикально новую, и редко встречающуюся даже в мировой практике норму: с подачи прокурора суд может признать материалы экстремистскими по месту физического нахождения автора, а не самого сайта. То есть если сайт английский, а автор москвич, текст можно признать экстремистским.

Официально документ подготовлен Генпрокуратурой, но, как сообщает GZT.ru, ссылаясь на источник в аппарате комитета, на самом деле его авторы работают в ФСБ.

Поправки вызвали негативную реакцию даже среди самих депутатов. «Ведомости» приводят мнение заместителя председателя комитета по безопасности Геннадия Гудкова, который считает, что вместо закручивания гаек надо повышать эффективность правовой и судебной систем и снижать коррумпированность государственного механизма, а законов достаточно.

С депутатом соглашается сопредседатель Совета муфтиев России Нафигулла Аширов: «Вместо того чтобы заниматься профилактической деятельностью, наши правоохранительные органы избирают запретительный путь». По его словам, ущемление прав на свободу совести налицо.

Как считает член комитета Госдумы по делам федерации и региональной политике Антон Беляков (фракция «Справедливая Россия»), эти поправки – кнут для оппозиции и конкретных оппозиционных акций. «С момента появления в законе понятия «экстремизм» действия органов и властей направлены на то, чтобы закрутить все информационные гайки, – рассказал он «Газете». – Это реальный механизм расправы над любой оппозицией». Под «экстремистами», считает депутат, властью часто понимаются представители общественных организаций, борцы с конкретными примерами коррупции, те же обманутые дольщики. «Уверен, под маркой регулирования экстремизма в Интернете региональные элиты сразу начнут решать свои конкретные задачи на местах», – говорит Беляков.

Детально обсуждать предложенный законопроект члены думского комитета не стали, по предложению Владимира Васильева отложив это на запланированные к лету парламентские слушания. До летних слушаний обдумывать предложения ФСБ-Генпрокуратуры будет межкомитетская рабочая группа, которую возглавит депутат от «Единой России» Алексей Розуван, предлагавший недавно депортировать мигрантов-преступников.